Над Андаманским морем произошел взрыв самолета Боинг-707

Над Андаманским морем, 29 ноября 1987 года в результате теракта был взорван пассажирский самолет Боинг-707. Авиалайнер южнокорейской авиакомпании Korean Air Lines выполнял плановый пассажирский рейс по маршруту Багдад-Абу-Даби-Бангкок-Сеул. Через 5 часов и 4 минуты после вылета на его борту сработало взрывное устройство, после чего самолет рухнул в Андаманское море. Погибли все находившиеся на его борту 115 человек.

Расследование установило, что взрыв на борту лайнера был вызван бомбой, установленной двумя агентами-корейцами - мужчиной и женщиной, по указанию Правительства КНДР. Теракт произошел через 34 года после заключения перемирия о прекращении Корейской войны. В результате произошло значительное ухудшение отношений между КНДР и Республикой Кореей. Одной из целей теракта был срыв предстоящих Летних Олимпийских игр, которые должны были пройти в Сеуле, Республика Корея.

В ходе задержания агентов-подрывников мужчина успел совершить самоубийство, но 25-летняя Ким Хенхи выжила и была приговорена к расстрелу. Однако впоследствии южнокорейское правительство ее оправдало как жертву северокорейского режима.

Северокорейские агенты сели на места 7B и 7C, поместив при этом взведенную бомбу в отделение над собой. В 23:30 28 ноября авиалайнер вылетел из Багдада и через 3 часа благополучно прибыл в Абу-Даби. Здесь «японская» пара сошла с самолета, а рейс вылетел из Абу-Даби в Бангкок.

Последняя радиопередача авиадиспетчера с самолетом состоялась в 05:01, когда экипаж доложил в диспетчерский центр в Рангунии о нормальном полете и расчетном времени прохождения точки TAVOY над Андаманским морем в 05:22.

Но затем в 05:05 сработало взрывное устройство, заложенное агентами КНДР, после чего разрушенный самолет рухнул в воду. Когда экипаж не доложил о прохождении контрольной точки, диспетчеры объявили об исчезновении самолета. Первоначальные поиски не дали результатов. Лишь через две недели, 13 декабря, местная шхуна обнаружила плавающую в 100 километрах к северо-западу от побережья Бирмы кучу мусора. Все 115 человек на борту самолета погибли.

Когда стало известно, что самолет исчез с радаров, корейские власти начали поиск лайнера, при этом попросив помощи у властей Бирмы, Индии, Таиланда и еще ряда стран, расположенных вблизи траектории полета авиалайнера. Параллельно прорабатывая версию об умышленном взрыве на борту, спецслужбы начали проверку списка пассажиров, сошедших с самолета во время промежуточной посадки в Абу-Даби.

Внимание следователей привлекла пара японских туристов - Синъити Хатия и Маюми Хатия. Дело в том, что японские туристы при заполнении выездных документов обычно пишут лишь фамилии, тогда как эти двое вписали только имена. Помимо этого, данная пара направилась в Бахрейн, при этом проводя по несколько часов в аэропортах как транзитные пассажиры, хотя существовал прямой рейс из Багдада в Бахрейн с промежуточной посадкой в Аммане.

Террористы должны были из Абу-Даби направиться в Рим через Амман, но у них возникли непредвиденные проблемы с визами и они были вынуждены использовать приобретенные в Вене авиабилеты в Бахрейн. В Бахрейне вместо неиспользованных авиабилетов на рейс Абу-Даби-Амман-Рим были взяты новые, на рейс Бахрейн-Амман-Рим.

Тем временем, исходя из подозрений, посольство Республики Корея в Бирме проверило их паспорта в посольстве Японии и установило, что документы поддельные. Когда бахрейнские власти узнали об этом, подозрительную пару задержали в аэропорту при оформлении выездных документов. В ходе задержания «Синъити Хатия» и «Маюми Хатия» попытались совершить самоубийство, приняв цианистый калий, находящийся в капсулах, спрятанных в сигаретах. Мужчина умер на месте, но женщина выжила, ее доставили в больницу.

Бахрейн согласился передать южнокорейским властям «Маюми Хатия» и тело «Синъити Хатия», а также все вещественные доказательства. Подозреваемую доставили в Сеул 15 декабря, где она находилась на постельном режиме. После выздоровления террористка начала изображать из себя китаянку и отказывалась отвечать на вопросы, задаваемые на корейском языке. Но через 8 дней, 23 декабря, она неожиданно заговорила на корейском и заявила, что раскаивается в содеянном, после чего начала давать показания.

Подозреваемая заявила, что ее настоящее имя - Ким Хенхи, а отравившийся мужчина - Ким Сыниль, ветеран северокорейской разведки, он же являлся руководителем. Как впоследствии заявили южнокорейские следователи, Ким Хенхи и Ким Сыниль являлись специальными агентами разведывательного управления Центрального комитета Трудовой партии Кореи и действовали по личному указанию Ким Чен Ира.

Правительство Республики Корея 15 января 1988 года потребовало у КНДР извинений за взрыв самолета, а также наказания для непосредственно причастных взрыву и гарантий, что подобные теракты больше не повторятся. На это 25 января министр иностранных дел Северной Кореи заявил, что КНДР непричастна к уничтожению самолета, а сам теракт на самом деле был устроен самими южнокорейскими властями, чтобы оказать влияние на проходившие в это время в Республике Корея президентские выборы.

ЗАКРЫТЬ X
rus.team
Яндекс.Метрика
© 2021 RusTeam.media
Российское информационное агентство Рустим

email: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript..
 
При полном или частичном использовании и воспроизведении материалов сайтов ссылка на RusTeam.media обязательна. Для веб-сайтов интерактивная ссылка на сайт rus.team обязательна. Мнение авторов публикаций может не совпадать с позицией редакции агентства.